пятница, 1 ноября 2013 г.

«Помни: ты нужен своим детям»



Памяти Борис Петровича Сергиева

      Это последние слова, которые я слышал из уст Борис Петровича. Мы пожали друг другу руки и попрощались. Впереди у нас была очередная командировка на обследование изотермического хранилища аммиака под Воронежем, проводимом ЗАО ГИАП ДИСТ-Центр—организации, Генеральным Директором которой являлся Борис Петрович,--организации, которую он сам создал, коллектива, который сам собрал. Сейчас это одна из известнейших в России независимых экспертных организацией, осуществляющей свою деятельность в области промышленной безопасности опасных производственных объектов. И одна из небольшого списка таких фирм, кто даже не допускает мысли о возможности фиктивно провести обследование или прокрутить какие то бумажные махинации для допуска неисправного оборудования к эксплуатации.





    Наше знакомство с Сергиевым Борис Петровичем случилось в далеком то ли 2002, то ли 2003 году, когда он обратился к нам просто по рекламе с просьбой выполнить арбористские работы у себя на участке в Подмосквье. Тогда, разбирая одну из аварийных елей с дуплом в основании—я тщательно сделал страховку на два других дерева, когда вдруг пошел неожиданный сильный ливень. Промок я сразу и насквозь, поэтому спускаться смысла уже не имело, и дерево то я так и разобрал, под дождем. Борис Петрович внимательно следил за всеми моими действиями на дереве, и по завершении признался, что очень волновался, пока страховка на другие деревья была еще не сделана. Мы немного поговорили, рассказали о своей специализации, и расстались.

    Прошел год или два, и вдруг в разгар лета 2004 года раздался звонок. Напомнив о том разобранном под дождем дереве, Борис Петрович попросил продумать возможность выполнения альпинистских работ по обследованию огромного резервуара—30 тысяч кубометров, при чем если обечайка подобных сооружений обследовалась и ранее—то на куполе изнутри не работал ни кто и никогда. А необходимость такая назрела: в случае разрушения ёмкости аммиачным облаком накрыло бы 100-тысячный город.
    Изучив чертежи, мы прикинули несколько вариантов выполнения доступа, подписали договор, и отправились на завод в Россошь. Борис Петрович, много лет лично знакомый с гл.инженером завода говорил тогда, что такая ситуация, и такие взаимоотношения с заводом—что заводу очень надо помочь. Две недели работ прошли как в фантастическом фильме. С использованием «нашей» технологии-- телескопического шеста-- нам удалось в несколько этапов достичь монорельса на 30-метровой высоте.  Мы на ходу отрабатывали новые и новые нюансы методики работ, изобретали «захваты» для потолочных двутавров, «крюки» для монорельса и ребер жесткости, плели тросовые оттяжки. А в мастерских завода напрямую по нашим эскизам изготавливали опытные образцы оборудования, так что отдав днем заказ—на утро мы уже получали его исполненным. Наконец получилось сделать удачную конструкцию «захвата», и в РММ за сутки сделали несколько десятков таких устройств.




     Проезжая по вечерам в гостиницу мимо железнодорожной станции , мы видели её всю забитой составами с цистернами с надписью «Аммиак». Такими же составами были заполнены почти все подъездные пути завода. Ежедневно за ходом работ следил все руководство завода: «Ребята! Если вы не закончите к 22-му—нам некуда будет девать аммиак. Все резервы возможного хранилища будут исчерпаны полностью. Нам придется останавливать непрерывный цикл производства. Успеете?» Мы успели. Работы были выполнены. 

    Вообще в команде Борис Петровича принято было работать "не за страх, а за совесть", и задержаться на объекте и на 12 часовой рабочий день--если того требовали обстоятельства--было обычным делом.





    Так, в августе 2004 года началось наше многолетнее  интереснейшее сотрудничество с ЗАО ГИАП-Дист Центр, и впервые в стране было сделано полное обследование такого резервуара.
Позже были работы в разных городах, и в Новгороде, опять Россоше, опять Новгороде,  Рязани, встречались мы с Борис Петровичем и у него дома, иногда помогая «по-мелочи» по хозяйству, периодически встречались и просто на улице—так как жили в одном поселке. Его всегда интересовали и мои дела, и как дети, и как ребята, с которыми мы работали. А уезжая на очередной объект совместной работы—он повторял: «Только прошу, будьте осторожнее!»

    В 2011 году Борис Петрович давал мне рекомендательное письмо от своей фирмы для аттестации на 3 уровень IRATA..

    В 2012—закончилась гарантия, данная на тот, первый, 30-тысячный изотермик—и мы вновь поехали на него. Я с трепетом снял на одном из захватов на куполе забытый там 8 лет назад карабин «Ирбис».





    И всегда меня тянуло общаться с этим человеком, поскольку от него исходило неизмеряемо-огромное чувство достоинства, мудрости и ума. Общаясь с такими людьми—ты видишь их целостность, глубину их миропонимания и правильность—и  сам как будто «очищаешься» и хочется быть и жить похоже на них. Жаль, что общаться получалось так мало…
    Мы заключали договора между нашими компаниями, выполняли работы, а последние годы—просто договаривались по телефону, и по окончании работ—Борис Петрович просто выдавал нам оговоренную сумму, порядок которой обычно исчислялся сотнями тысяч.



    Так и этот раз, просто пожав друг другу руки мы заключили договор. Работы сделали, вернулись домой. А вскоре Борис Петровича не стало. 

    Когда узнаешь об уходе таких людей—кажется, что лишаешься части фундамента, на котором стояло пространство вокруг. 

   И переоцениваешь—а сколько этот человек привнес в твою жизнь и в жизнь других людей. Лично для меня он сделал очень много, в первую очередь—позволив в полной мере реализовать себя в профессиональном плане.

    К горечи утраты хорошего человека у меня добавились сомнения о расчете за выполненные работы: договор то был устным, скрепленный рукопожатием. Однако не таковых людей собрал в коллективе ГИАП-Дист Центра Борис Петрович! В кратчайший срок , как и прежде, мне выплатили всю оговоренную нами сумму, которой, к слову сказать, хватило бы на покупку небольшого автомобиля. Борис Петрович просто не общался и не работал с людьми, могущими соврать. Такие рядом с ним не держались.

    Такова была чистота и сила этого человека, что рядом с ним просто не держалось хоть сколько-нибудь непорядочных людей!
    Чем больше дальше живешь—тем все больше и больше груз добра, который надо обязательно нести как то дальше, заступив на место ушедших. Ведь если не ты—то кто?

Комментариев нет :

Отправить комментарий